Adriana Smirnova
(с)пишут:

Ну, например, чем не знак – приходит журнал «Семь дней», и на обложке крупно «Ольга Понизова: «Я живу только ради сына». Тираж более миллиона экземпляров! Я уже знаю, какая будет жизнь у этого сына.

Допустим, это личные проблемы актрисы, но её мировоззрение выносится на огромную аудиторию и может стать примером для многих. И ничто такой позиции не противопоставляется, никто не скажет таким же миллионным выпуском, что она губит своего сына!

Телепередачи, собирающие у телевизоров десятки миллионов человек, тоже не рассматривают губительное влияние избыточной материнской любви. Об этом не говорят почти нигде, кроме специальной психологической литературы, но и там этот вопрос исследуется недостаточно глубоко.

В тот день, когда уезжал на дачу в «творческую командировку» для написания книги, я получил письмо из города С., в котором женщина рассказывала о своём огромном горе: у неё погиб двенадцатилетний сын. С отцом мальчика она разошлась пять лет назад, потому что «он начал злоупотреблять алкоголем». Из письма проглядывала огромная любовь к сыну и большое желание единения с ним. Она во всех случаях говорила «мы»: «мы лечились», «мы поступали так…» и тому подобное. Налицо обычная картина избыточной материнской любви, которая и привела к трагедии.

Это письмо было последней каплей, переполнившей чашу, и я решил оформить накопившиеся материалы в книгу, вынести людям. А перед этим я получил знак другого рода. В Москве проходил Первый Международный конгресс матерей. Проводился он в зале соборов храма Христа Спасителя. Обставлено всё было очень солидно: шикарный зал, много зарубежных делегаций, представительные гости, серьёзные темы выступлений и высокий статус форума.

Меня пригласили выступить на этом конгрессе, и я решил заявить тему: «Материнская любовь – обратная сторона медали». Как я и предполагал, все выступавшие говорили только о великой роли женщины как матери, и никто не сказал о её женской сути, предназначении в жизни, о роли мужчины и пары. Как будто вся жизнь заключается именно в материнстве, и оно существует как бы само собой, отдельно от союза мужчины и женщины, без их любви. Даже православный священник в своём выступлении заметил: «А мужчин-то вы куда дели?»

Ведущая заседание профессор психологии стала потихоньку отодвигать моё выступление: она была знакома с содержанием моего доклада и, как я понял позже, не согласна с такой позицией. Я заметил это и напомнил ей о себе. Наконец она дала мне слово, предварив его таким обращением: «Сейчас я предоставляю слово человеку, с мнением которого вы наверняка будете не согласны, но проявите терпение и выслушайте». Нет худа без добра. Таким предисловием она только вызвала интерес к моему выступлению и разбудила засыпающую аудиторию.

И что удивительно, мои слова об огромном вреде избыточного материнского чувства, о том, что в системе ценностей на первом месте должна стоять любовь между родителями, а не к ребёнку, вызвали понимание и положительную реакцию у большинства! Это меня порадовало. Но ведущая не сдавалась. Она поставила на голосование (необычный случай!) основные постулаты моего выступления и в результате оказалась в меньшинстве – всего два человека (она и её заместитель) в полуторатысячной аудитории проголосовали против!

Я получил подтверждение тому, что мои исследования идут в верном направлении, что в глубине души многие люди ощущают отрицательное влияние на жизнь оборотной стороны материнской любви. И понял, что нужно сделать следующий шаг – перенести эти знания в практику жизни. Так рождалась эта книга.

Тема избыточной материнской любви имеет глобальный характер, только у одних народов она проявляется слабее, а у других сильнее, но она присутствует и повсеместно порождает множество проблем во всём мире: от мелких семейных неурядиц и разводов до гибели детей и сложных социальных проблем и войн – вот спектр ситуаций, где главной причиной является избыточная материнская любовь.

Не спешите отрицать! Прочитайте, подумайте, понаблюдайте за жизнью, и вы наверняка согласитесь со мной, сами найдёте множество подтверждений сказанному. Это может перевернуть ваше мировоззрение, и вы станете мудрее. А главное, если вы не будете тотально всё отрицать и подойдёте к этой теме творчески, то многое сможете изменить в своей жизни и в жизни своих детей в лучшую сторону.



Моя бабушка родилась до революции, с детства работала в няньках. Её отец погиб в Первую мировую войну, детей было много. В доме жило 18 человек! Еды не хватало, детская смертность была обычным делом, нищета. Поэтому бабушка с раннего детства испытывала острую нужду во всём. Инстинкт самосохранения проявлялся через терпение, выносливость и тяжелый каждодневный труд ради куска хлеба.


Это повествование о своём роде вёл студент Школы Мудрости . Прочитав эти слова, я вдруг понял, что они относятся и к моей бабушке! Почти слово в слово! И ведь очень многие могут подписаться под этими словами – в нашей стране, наверное, каждый второй, а то и больше, имеет похожие корни. Страна страданий… Это при её-то ресурсах, при её возможностях! Почему?


Наибольшую ценность в её понимании представляла «честно, потом и кровью заработанная копейка», а затем потраченная на самое необходимое – на еду. Еда – это всё! И достаток, и успех, и счастье. Нетрудно догадаться, что такое детство самым серьёзным образом отразилось на дальнейшей её жизни, и не только её. В результате даже в самые трудные перестроечные времена в нашем доме, несмотря на небольшой доход, холодильник всегда был полон, на столе всегда была еда, балкон был полностью завален припасами. Другим лозунгом, также следующим из прошлого, был – «всё в дом!». После смерти бабушки одна комната из трёх была завалена добром – накопленным, найденным, подаренным – до такой степени, что дверь в комнату открывалась с трудом и войти в неё было невозможно. Таким образом она создала вокруг себя пространство, но пространство не любви, а вещей – неживое пространство ненужных вещей.

Вот эта нищета, главная забота о хлебе насущном и привела людей к тому, что в их приоритетах материальные ценности были на первом месте, а с ними и работа. А как же добьёшься благополучия, если не будешь упорно трудиться?! Тут ещё и святая книга подсказывает: «В поте лица своего будешь добывать пропитание». Всё сходится – трудиться надо, не жалея живота своего… Вот и работали от зари до зари.

Так жили люди, потерявшие смысл жизни, с перевёрнутым мировоззрением, так жила огромная страна. А многие так живут до сих пор, не понимая, что они на этой прекрасной планете для другого – для счастья, радости, любви.


Любви бабушка в детстве не знала. С её слов, вышла замуж за деда потому только, что у его родителей в Москве был дом. А дед её очень любил. Бабушка его уважала – работящий, непьющий, добродушный, весёлый. Вероятно, отношения в семье складывались достаточно крепкие и уравновешенные, так как дед пришёл живым с войны и, хотя и был ранен, дожил почти до восьмидесяти лет.

На первом же месте у бабушки всегда был один объект любви: сын Слава, а позже и внук Слава, то есть я, но только не дедушка. Благодаря бабушке родственные отношения поддерживались только с «правильными» семьями, с остальными мы постоянно находились в состоянии холодной войны. Она за этим строго следила и не позволяла выходить за рамки.


Когда разум озабочен борьбой за выживание, разве будет любовь к мужчине интересовать женщину? А любви-то в ней много от природы. И куда ей деваться? Вот и выплёскивает женщина всю силу нерастраченной любви на детей. И сгорает под этими мощными лучами материнского чувства их судьба, а то и жизнь…